Брюс Ли против Чака Норриса. Как снималась главная драка мирового кинематографа | ПЛЕЙМЕЙКЕР

Брюс Ли против Чака Норриса. Как снималась главная драка мирового кинематографа

Брюс Ли Чак Норрис

Боец ММА Петр Ян, которому 30 октября 2021 года предстоит драться за звание чемпиона UFC в легчайшем весе, считает Брюса Ли своим кумиром. «Плеймейкер» рассказывает о самом знаменитом бое с участием легендарного Брюса — против Чака Норриса в римском Колизее.

Знакомство

Чак Норрис вспоминал: они познакомились с Брюсом Ли в 1967 году в Нью-Йорке. Норрис только что одержал победу во всеамериканском чемпионате по каратэ. Он провел на татами одиннадцать часов, и все, что ему хотелось — «это принять горячий душ и рухнуть в кровать». Но тут его подошел поздравить Ли.

Норрис видел работу Брюса в сериале «Зеленый Шершень», где тот сыграл китайского телохранителя Като, а также ходил на его показательные выступления по кунг-фу в Лос-Анджелесе. Они разговорились: выяснилось, что в Нью-Йорке оба остановились в одном отеле.

«На обратном пути мы настолько увлеклись беседой, что не заметили, как оказались у номера Брюса. Я посмотрел на часы: без пятнадцати двенадцать. Но нам было так интересно, что мы побросали вещи прямо в холле и перешли к наглядной демонстрации своих представлений о технике и стратегии боя. Когда я в следующий раз взглянул на часы, было семь утра», — вспоминал Норрис.

Он добавлял, что после этого, уже в Лос-Анджелесе, они стали часто видеться и тренироваться вместе в саду за домом Ли. «У него там было все, что нужно:  мук-джунг – деревянный тренажер с палками, похожими на конечности человека, макивары – приспособления из каратэ для отработки ударов и целый набор разных груш и подвесных снарядов», — говорил Норрис.

Чак Норрис и Брюс Ли — звезды кино и большие друзья.

Бумажные тигры

Когда в 1970 году Брюс Ли решил вернуться из Лос-Анджелеса в Гонконг, это стало для всех неожиданностью. Ли уже был известен в Голливуде. Он водил дружбу с главными кинозвездами того времени: актеры Стив Маккуин и Джеймс Коберн были учениками в его частной школе единоборств. Они охотно рекомендовали Ли режиссерам, благодаря чему тот получал роли в сериалах и, кроме того, зарекомендовал себя как постановщик трюков. Однако Ли желал большего – получать главные роли.

«Я устал, что Голливуд всегда изображает китайцев по старым стереотипам. Это всегда какие-то чудаки с длинными косами, которые прыгают туда-сюда. Я хотел показать другого китайца – китайца-героя, сильного китайца, который не дает спуску врагам. Китайца, которому захочется подражать», — говорил Брюс Ли в интервью популярному телеведущему Пьеру Бертону.

Американская жена Брюса Линда Ли вспоминала, что китайская диаспора в Америке ревновала к успехам ее мужа. Кроме того, китайцы были обеспокоены тем, что тот открывает «тайное знание» кунг-фу белому человеку. В школу Брюса Ли – прямо в духе его первых фильмов – однажды принесли вызов на поединок от другого мастера единоборств.

«Брюс был в ярости. Он ворвался в школу этого человека и объявил, что готов драться прямо сейчас. «Какие правила? – спросили его. – В пах не бьем? В лицо не бьем?» «К черту правила! Нету никаких правил!», — закричал он и бросился в атаку», — вспоминала Линда Ли, которая в тот момент была на восьмом месяце беременности. Впрочем, по ее словам, она совершенно не чувствовала беспокойства – и оказалась права: «Очень скоро драка превратилась в фарс. Соперник Брюса бросился бежать, тот нагнал его и повалил, продолжая дубасить. Напоследок он бросил фразу: «Все вы – бумажные тигры!»

Брюс Ли вывел драки в кино не космический уровень.

Побить чемпиона

Чак Норрис говорил, что Брюс Ли неожиданно позвонил ему из Гонконга летом 1972 года: «Он сказал, что уже снял два фильма, и они произвели в Азии настоящий фуррор (речь о картинах «Большой босс» и «Кулак Ярости» 1971 и 1972 годов). Теперь он хотел, чтобы я снялся в его следующем фильме «Путь Дракона». «Я хочу снять сцену нашего поединка в римском Колизее, — сказал он. – Мы сами поставим хореографию боя и сделаем режиссуру. Это будет бомба, а не бой».

В то время Чак Норрис все еще владел поясом чемпиона мира по каратэ. Он спросил Брюса: «И кто победит в этой драке?» Ли ответил: «Конечно же я! Я звезда этого фильма». «Ты собираешься побить чемпиона мира?» — пошутил Чак. «Не просто побить! Я хочу уничтожить его!» — сказал Ли.

Родившийся в Оклахоме в 1940 году, по части кино Норрис был настоящей деревенщиной. Он обучился каратэ во время воинской службы на Окинаве, умел хорошо вырубать людей на татами, но в кадре стеснялся и мямлил. Его дебют в кино состоялся в 1967-м. С помощью Брюса Ли его тогда позвали снятья в эпизоде картины «Спасательная команда». Норрис заявился на площадку с фингалом, полученным на соревнованиях – чем привел в ужас гримеров. В кадре ему нужно было сказать всего одну реплику. Но он произносил ее настолько плохо, что стоявший за софитами Брюс Ли (он работал постановщиком трюков) бледнел и грозил ему кулаком.

Чак вспомнил этот печальный опыт в разговоре о новом фильме. Ли успокоил его: «Слов почти не будет. Нужно будет только побольше корчить зверских гримас, а ты это умеешь».

Молодой Чак Норрис не отличался актерским мастерством.

Жирный, кошмарный

Персонажа Чака Норриса в фильме «Путь Дракона» звали Кольт. Снимать Чака Брюс Ли начал уже в аэропорту Рима. Он хотел, чтобы кадры с американцем, выходящим из самолета, попали в фильм. Кроме того, Ли настаивал, что Чак должен быть крупнее – так победа щуплого китайца над белым громилой-каратистом будет выглядеть эффектней.

«Я весил 73 кг, а он просил меня набрать еще как минимум девять. И я начал планомерно обжираться — за счет кинокомпании. Первые две недели мы вели себя как туристы: бродили по городу, смотрели достопримечательности. Все это время, я заглатывал как питон самую жирную пищу и приправлял ее килограммами мороженого. Когда я стал по-настоящему кошмарным, Брюс потащил меня в Колизей – пощупать «натуру», — вспоминал Норрис.

По словам жены Брюса Линды, китайская съемочная группа заполучила разрешение на съемках в Колизее без проблем – помогли связи гонконгского продюсера Раймонда Чоу. При этом, внутри Колизея снимали лишь часть 10-минутного боя, а крупные планы и фрагменты поединка доделывали в гонконгской студии.

Чак Норрис говорил, что съемки в Колизее заняли около трех дней. Хореографию боя репетировали заранее – в том числе в номерах римского отеля, где остановилась съемочная группа. «Брюс, хотя и не был профессиональным режиссером, но точно знал, чего хочет. Если ему казалось, что какой-то удар или движение выглядят в кадре недостаточно реалистично, мы повторяли все сцену заново, раз за разом», — уверял Норрис.

Жена Брюса Ли вспоминала: «Брюс записывал на бумаге каждое движение. Дуэль с Чаком Норрисом заняла двадцать страниц инструкций: хореография боя была продумана более тщательно, чем номер балетного танцора. Брюс придумал ее еще до вылета в Рим – в своем домашнем кабинете. Иногда он звал меня: «Эй, Линда, иди сюда, давай попробуем вот это» — и я играла за Чака».

Чак Норрис гордился, что это он научил Брюса Ли эффектным ударам ногами с разворота: «Как боец стиля «вин-чун», где правит минимализм, он поначалу не придавал большого значения высоким ударом. Но потом он понял, что они эффективны и зрелищны, и начал их отрабатывать – как только может отрабатывать их Брюс Ли: постоянно, в самых неподходящих местах. Кнопки «выключение» или «пауза» просто не существовало в его голове».

Сам Ли говорил позже, что во время кино-поединка ему приходилось замедляться: иначе камера просто не фиксировала его движения. С этой же целью – чтобы зритель мог лучше рассмотреть пластику героев – часть боя сняли методом замедленной съемки.

Уважение и смерть

Сцену поединка Брюса Ли против Чака Норриса часто называют величайшей дракой в истории кинематографа. «Я благодарен Брюсу. Он не превратил моего героя в законченного отморозка. Он проявил к нему уважение: после смерти моего героя, его герой набросил на моего кимоно и отдал ритуальный поклон», — рассказывал Чак Норрис.

Съемки «Пути Дракона» обошлись в 240 000 долларов и принесли только в азиатском прокате больше 5 000 000  – на тот момент это был абсолютный рекорд для кинематографа Гонконга. Чак Норрис называет общую сумму дохода от фильма, включая мировой прокат, продажу прав телевидению и продажу видеокассет, в 80 миллионов долларов. Увы, это был первый и последний раз, когда Ли и Норрис встретились на экране.

В июле 1973 года, когда «Путь Дракона» уже бил все рекорды, Брюс, оказавшийся проездом в Лос-Анджелесе, позвал Чака Норриса на обед. Они заказали любимое блюдо Ли – китайские пельмени «дим-сум». По словам, Норриса Ли выглядел оживленным. Он рассказывал, что после успеха «Пути Дракона» ему предлагают контракты с пустой строкой на месте гонорара – он может вписать сам любую сумму. «Подожди еще немного, и ты увидишь первую китайскую суперзведу!» — говорил Ли.

«Брюс вернулся в Гонконг, — писал Чак Норрис в своих мемуарах. — Спустя четыре дня, 20 июля 1973 года, мне позвонил друг и сказал, что он умер… Причина смерти: отек мозга, вызванный аллергической реакцией на лекарство».

Автор: Михаил Боков

Букмекерская линия на современные бои ММА

Понравился материал? Подпишись на «ПЛЕЙМЕЙКЕР»
Подписывайтесь на наш Яндекс.Дзен Подписаться
Подписывайтесь на наш Telegram - канал Подписаться
Telegram

Подпишитесь и держите руку на пульсе

Бесплатные прогнозы, ссылки на трансляции, новости спорта и многое другое в нашем Telegram канале