7-кратный чемпион России в составе «Спартака», бывший защитник сборной Дмитрий Хлестов стал гостем студии «Плеймейкера». Первая часть большого интервью.

 «Гаврилов держит свою штангу»

— В 50 лет вы находитесь в сумасшедшей форме – ноль граммов лишнего веса. У вас личный диетолог?

— Нет. Я все ем, все пью, но… в меру. Чтобы держать вес, ты должен понимать свой организм, что ему надо, что не надо. За кружкой пива могу подробнее рассказать об этом.

— Вы сейчас играете за ветеранов?

— Да, двигаюсь, но не в максимальном темпе. Команда заявлена в ЛФЛ. Играем восемь на восемь. И напряженных матчей там нет.

— Какой состав? Самый топовый, который мы помним по 90-м?

— Да, есть ветераны «Спартака», других клубов 80 — 90-х годов. Кто свободен, тот приезжает. Плюс сборная РФС.

— Кто еще в таком же порядке, как и вы?

— Да все в порядке. Валерий Шмаров, Дмитрий Кузнецов, Сергей Шавло, Сергей Кирьяков. А они старше меня.

— Почти сборная мира.

— Согласен.

— Юрий Гаврилов приезжает?

— Приезжает. Штангу свою держит — и замыкает. Отдает и забивает.

«Как слепой котенок повторял за Поздняковым и Суслопаровым»

— Вернемся как раз в конец 80-х. Расскажите, как попали в «Спартак»? Вы ведь заканчивали школу «Смена».

— Начнем с самого начала. Это был первый класс, мы тренировались на хоккейной коробке. Как мухи, человек двадцать, бегали за одним мячом, а через две недели нас вывели на большое гаревое поле. Первого попавшегося мальчика поставили на ворота, а меня правым защитником. Это был первый опыт. Как правым защитником меня поставили, так, видно, и судьба пошла.

Потом был небольшой провал, я играл за обычную школу в залах. Это был уже третий класс. И как-то после матча к нам зашел какой-то дяденька, указал на некоторых ребят и велел прийти в «Смену». Мы с ним, кстати, до сих пор общаемся. Я пришел, и от звонка до звонка прошел всю школу, никуда не уходил, ни в ЦСКА, ни в «Динамо», ни в ФШМ.

Потом меня пригласили в «Динамо-2», где я потренировался две недели. Мне сказали, что я слабенький. Мол, приходи на следующий год. А через три дня нас – троих человек – повезли в дубль «Спартака».

Нам повезло, что дубль тренировался вместе с основой. И это был золотой состав 1989-го года. Я смотрел на Позднякова, Базулева, Морозова, Суслопарова, как и что они делают на поле. Как слепой котенок повторял за ними, ни на что больше не обращал внимания. Только тренировка – дом – двор – игра.

«Сейчас в Тарасовке неинтересно»

— Когда только пришли в «Спартак», кто произвел наибольшее впечатление?

— Да я не думал об этом. Играл против Черенкова, Шмарова, Мостового, Родионова, Шалимова. Там была такая банда! Я не то чтобы впечатлялся кем-то, просто от них набирался опыта. У меня шел быстрый рост… Сейчас, конечно, проблема, что все тренируются отдельно друг от друга. И опыт брать не у кого.

— В том «Спартаке» никаких группировок не было?

— Не было. Основа и дубль играли вместе — и жили практически вместе. Мы даже на матчи ездили вместе, потому что сначала играл дубль, а потом основа.

 — Тарасовка сильно изменилась за последнее время?

— Я давно там не был. Думаю, что у каждого времени своя Тарасовка.

— Небо и земля?

— Сейчас там неинтересно. Скучно.

— А с кем вы жили в номере?

— У меня было два соседа – Юрка Ковтун и Вадим Евсеев. Но на сборах жили с Евсеевым.

«Помню, как в 1997-м в Волгограде зашел в самолет, а вот как вышел – не помню»

— Вы обладатель уникального трофея – последнего в истории Кубка СССР, который завершился уже после развала Союза. Помните свои эмоции от той победы? Там же три украинские команды снялись сразу по ходу турнира.

— Помню только, что мы выиграли 2:0 у ЦСКА в финале — и все. Больше ничего в памяти не отложилось. На самом деле игр, которые по-настоящему запомнились, за двадцать лет карьеры набралось немного — можно по пальцам сосчитать.

— У вас и семь чемпионств в «Спартаке» смешались?

— Ну почему. Золотой матч в Волгограде отложился. Помню, как заходил в самолет. А вот как выходил, уже не помню. По видео надо восстанавливать. (Улыбается.)

«Прозвище Барези дал Карпин или Черчесов»

— У вас в «Спартаке» было прозвище Барези. Кто и когда его дал?

— Или Карпин, или Черчесов. Кто-то ляпнул что-то — и понеслось. До сих пор рефлекс остался.

— Вам импонировала игра Франко Барези?

— Я тогда даже не знал, кто это такой. Надо спрашивать у ребят, почему так назвали. Наверное, в профиль было какое-то сходство. Хотя меня и с другим итальянским защитником сравнивали. Уже не помню фамилию. На него тоже вроде бы был внешне похож.

— Вам, создается впечатление, все равно, с кем играть. Кто соперник, какой матч – совершенно без разницы.

— Так и есть. Будь то «Реал» или «Океан» из Находки – мне все едино. Да хоть «Щелково». Футбол – он и есть футбол.

«Не знал, как выглядят Рауль и Савио»

— Про вас рассказывают такую байку. Идет разминка перед Лигой чемпионов, подходит тренер – и говорит, что на вашем фланге у «Реала» играют Рауль и Савио, левоногие ребята, так что надо быть поаккуратнее. А вы якобы в ответ спросили, а как они выглядят. Было такое?

— Романцев такого не говорил, это точно. Была установка, и нам сказали, как именно мы должны играть. Но я тогда действительно не знал, кто такие Рауль и Савио. Вообще… Из звезд только про Зубастика слышал, когда играли с «Интером». У меня дня за три до матчей шла какая-то накрутка в голове. Особенно если это Лига чемпионов. Колени тряслись. А когда давали свисток, было уже все равно, кто, что. Пошла работа.

— То есть, из топов вы запомнили только Роналдо?

— Ну, не только. С Бебето общался, когда он приезжал. Помню Ромарио. Ну а что Роналдо? Десять человек бьются у «Интера», ему мяч кинули, он налегке убежал. Красавец.

«Я был в шоке, как Черенков делал такие передачи»

— Кто самый сильный футболист, против которого довелось сыграть?

— Тот же Бебето – не то что сильный, просто неприятный из-за своих качеств. Ты на команду играешь, бежишь помогать вперед, потом назад, а нападающий стоит, ему дали мяч, он побежал и забил. Бебето был маленький, какой-то пластилиновый, неудобный. Вот и Черенкова тоже называли пластилиновым. Его цепляешь, а он раз — перевалился через ногу и убежал… Бразильские нападающие самые неприятные.

— А Стоичков?

— Тоже.

— Кого могли бы назвать самым сильным партнером?

— Для меня это Федор Черенков. Просто бог. Был матч Лиги чемпионов в Москве, не помню с кем, с «Легией», возможно (имеется в виду игра 1993 года с «Лехом», в которой Черенков вышел на замену на 40-й минуте, а Хлестов забил победный мяч на 81-й). Я отдал ему пас, побежал под стенку, вбежал в штрафную, он от меня отвернулся и я поник. Но тут мяч… оказался у меня в ногах! Прямо перед вратарем! Я был в шоке, не мог понять, как он сделал такую передачу.

Еще один момент был на турнире в Германии. Мы играли в зале: Попов, Карпин, я и Черенков. Он встал в центре и смотрит на нас. Мы отбиваемся, мяч отнимаем, отдаем ему и бежим. Прибегаем, разворачиваемся, он раз кому-то мяч отдает — и человек оказывается перед пустыми воротами. Мне как-то такой выложил, я от неожиданности даже в пустые на забил.

Когда дубль и основа вместе тренировались, как он корпус ставил! Бегу у Родионова перехватывать мяч, он раз, поставил корпус, я ударился в него, и Родионов один на один ушел. Вот такие моменты я запоминал. Поэтому и рост шел.

Продолжение

«Романцев подзывает на замену, а я сижу — и завязать шнурки не могу…» Интервью Хлестова. Часть 2

«Если есть много чипсов, будешь дольше разлагаться». Интервью Хлестова. Часть 3

«Не знаю, мылся ли Филимонов в 1999-м после Украины». Интервью Хлестова. Часть 4

Аватар

About The Author Плеймейкер

«Плеймейкер» - гид в мире спорта