Федор Конюхов

Легендарный российский путешественник рассказал о том, как собирается установить очередной мировой рекорд — в одиночку переплыть через Тихий океан на катамаране, оборудованном солнечными батареями. В интервью «Плеймейкеру» речь зашла и о других проектах Конюхова, который на пороге 70-летия не перестает удивлять.

Встреча с путешественником, исследователем, писателем, художником, священником, имя которого известно во всем мире, состоялась на презентации проекта «Через океан — на солнечной энергии». Старт запланирован на декабрь 2021 года из чилийского порта Вальпараисо. Цель — пройти примерно за 100 дней на катамаране NOVA 9 000 морских миль (16 500 км) до берегов Австралии. Генеральным партнером экспедиции выступила БК «Лига Ставок», с которой Федора Филипповича связывает давняя дружба.

Путешествие уникально по многим причинам. Во-первых, ничего подобного до Конюхова никто не делал. Во-вторых, никогда еще в реализации проектов с его участием не использовалось так много российских технологий (в частности, в нашей стране изготовлены солнечные батареи для катамарана). В-третьих, при помощи специальной установки проточного типа Федор Филиппович будет изучать воду океана на наличие пластиковых отходов, чтобы передать образцы на экспертизу в Институт имени Ширшова. Наконец, в-четвертых, предполагается, что Конюхов будет вести видеодневник (с выходами в прямой эфир), на основе которого БК «Лига Ставок» потом снимет документальный фильм.

В общем, в конце этого года и начале следующего нас ждет масса интересного. А пока слово — самому герою.

«Наш английский партнер умер из-за коронавируса»

— До старта путешествия времени еще много. Когда будет все готово и когда вы отправитесь в Чили?

— Материалы, из которых состоит катамаран, или, как мы называем, «дрова», производятся в экспериментальном режиме. Катамаран невозможно быстро зарегистрировать. Собирать его будут в Англии, а потом нас сразу переправят в Чили, откуда и стартует переход через Тихий океан.

Конечно, пандемия внесла коррективы — из-за нее старт проекта пришлось отложить. К сожалению, наш английский партнер и друг, занимавшийся подготовкой катамарана, скончался из-за коронавируса. Кроме того, возникли сложности с финансированием. Повсюду был карантин: в Чили никого не принимали, Англия стояла на замке, мы тоже закрылись на изоляцию. Но сейчас, наконец, выбрали ориентировочную дату старта. 12 декабря у меня будет день рождения, после чего я и отправлюсь в путешествие.

А на днях мы летим в Англию – катамаран уже собран, на него ставят «электронику». Летом проведем испытания, и где-то в сентябре будем пытаться отправить его в Южную Америку.

— Как управлять в одиночку таким судном?

— Как и в случае с воздушным шаром, осваиваю управление на тренажере. Пока катамаран строят, я уже точно знаю, где какие приборы будут стоять, где автопилот, где руль, где батарея и «зарядка». Так что по чертежам изучаю судно от и до. Когда готовили воздушный шар, тоже приходилось все изучать в основном в теории — попробовать управлять им на практике можно было только один раз. Учился летать в Италии и России на так называемом тепловом воздушном шаре, а в Германии – на водородном. А когда был реальный полет, использовали смешанный вариант.

Такой шар можно лишь поднять в воздух и лететь, при посадке он сам себя разрывает. Учился я на маленьких шарах, в Италии, потому что старт предыдущего перелета у нас был в Австралии, где наши, российские «корочки» не имеют силы… Приходилось фактически заново получать международную лицензию.

Федор Конюхов пройдет на катамаране знакомым ему маршрутом от Чили до Австралии. Источник: «Лига Ставок»

«Российские батареи лучше итальянских»

— Если вернуться к вашему переходу на катамаране через Тихий океан, получается, что стартуете вы фактически с чистого листа?

— В Чили перед стартом перехода мне удастся опробовать катамаран в течение нескольких дней. Буду ходить в бухте, для выхода в открытый океан требуется специальное разрешение. Но я море знаю хорошо, и технику тоже. Тем более что на катамаране мне уже приходилось ходить. Не на солнечной энергии, правда, но все равно. Поставили тогда рекорд, перейдя через Атлантический океан. То судно было больше размерами – порядка 30 метров в длину, оно ходило и вокруг света.

— Управлять катамараном на солнечной энергии проще?

— В теории – да, попроще. Но тут самое главное, чтобы техника не отказала. Сейчас в мире нет проблемы, где взять электроэнергию. Главный вопрос – как ее хранить? То есть, основная проблема – с аккумуляторами.

С беспосадочным перелетом на солнечной энергии — это еще один из проектов, который у нас в планах — проблем точно не будет. Я буду лететь на высоте от 12 до 15 тысяч метров, где нет туч и облаков, а солнце светит всегда. Как тогда быть ночью? Нужно часов десять продержаться на аккумуляторе.

— На этот случай есть план Б, который позволит выйти из ситуации, если аккумуляторы полностью разрядились?

— На высоте более 13 тысяч метров есть воздушные потоки, которые позволяют планировать даже без двигателя. В этом и заключается план Б – использовать планерный способ перелета. За то время, пока я опущусь вниз на один километр, успею пролететь 50 километров. Но самолет строится по всем параметрам обычного воздушного судна, а планер есть планер. И мне бы хотелось их совместить. Это не так просто. Нужно, чтобы 12 часов такой аэроплан летел за счет солнца, а еще 12 часов – на батарее.

— С аэропланом все более или менее понятно. А как быть, если разрядится батарея у катамарана?

— Тогда буду дрейфовать. Конечно, это потребует большего времени для перехода, но ничего не поделаешь.

— Вы будете постоянно на связи с большой землей? Или предусмотрены определенные сеансы связи?

— Будет связь и от ГЛОНАСС, и от «Иридиума»… Что же касается солнечных батарей, то раньше я всегда использовал в своих путешествиях итальянские. Затем добавил к ним и российские. А теперь планирую использовать только наши. На своем опыте убедился, что итальянские батареи не «вытаскивают» в тех случаях, когда российские работают намного лучше.

Макет катамарана на солнечных батареях NOVA. Источник: «Лига Ставок»

«Молиться всю ночь в келье — это тоже тренировка»

— Больше трех месяцев находиться один на один с океаном – для этого нужна отменная физическая подготовка. Как вы ее строите в 69 лет? Поделитесь секретами с молодым поколением, которое возвело ЗОЖ в культ.

— Раньше я действительно уделял много времени физической подготовке, но сейчас больше делаю акцент на духовной. Поскольку я – священник. К тому же «физику» можно подтягивать и духовным способом – есть специальные упражнения. Молиться всю ночь в своей келье – это, знаете, физически очень тяжело. Кто-то не может поверить, что во время весельных переходов через океан Федор Конюхов по 15-18 часов в день мог держаться на веслах. Спортсмены на обычном гребном канале точно столько не продержатся. Поэтому нужно уметь совмещать физическую и духовную подготовку: где-то больше брать «физикой», а где-то – духовно.

— Вы такую формулу для себя не сразу вывели?

— Нет, конечно, не сразу. Тогда мне было уже под 50 лет, в океанах были проведены тысячи и тысячи дней и ночей, и я уже был священником. Господь Бог ведь не зря дал человеку не только тело, но и дух. Как мы строим свои экспедиции? Мы – я имею в виду и сына Оскара, который мне помогает уже на протяжении десятилетий. Я готовлюсь физически, морально, духовно, экономически и технически, и все это должно сойтись в одной точке. Вот, к примеру, экономическая подготовка означает, что необходимо найти людей, которые финансово могли бы поддержать наши проекты. Если я прихожу, как сейчас говорят, к возможным спонсорам, меценатам, партнерам, а они отказываются от сотрудничества, я никогда ни на кого не обижаюсь. Просто понимаю, что им это не интересно. А если им не интересно, то зачем же ты пришел? Может, стоит задуматься, а нужна ли вообще твоя экспедиция? Может, она и другим людям тоже будет неинтересна?

Источник: страница Facebook Федора Конюхова

Всему свое время. Вот, скажем, почему я побил достижение Ричарда Брэнсона? Я полетел через 12 лет после его рекордного полета, и у меня шар был той же конструкции, тот же производитель его создавал. Но ткань была лучше, потому что она за эти годы, естественно, усовершенствовалась. У него полет был на стеклопластике, а у меня на углепластике. Так что спустя 12 лет, когда технический прогресс шагнул вперед, у меня было больше возможностей улучшить тот рекорд. А если бы кто-то полетел сразу за мной, в тот же год, он бы точно не побил мой результат. Нужно выждать хотя бы пять-десять лет – тогда есть шансы установить новое достижение.

Бертран Пикар и Брайан Джонс в 1999 году облетели Землю на воздушном шаре за 19 дней и несколько часов. Ну, фактически за 20 дней. А сейчас мы хотим на воздушном шаре сделать два полных оборота вокруг Земли — это еще один проект. И дело не только в техническом прогрессе – мы лучше знаем состояние воздуха, направление ветра, метеоусловия в разных частях света. Сейчас со мной на этом проекте работают бельгийцы, которые уже все изучили и рассказывают мне, на каких отрезках пути можно будет лететь с большей скоростью.

«В ураган еще ни разу не попадал»

— Какие еще у вас есть задумки?

— Знаете, в 1954 году американец Уильям Уиллис прошел на плоту, как Тур Хейердал, через Тихий океан. И плот свой он назвал «Возраст – не помеха». Уиллису на тот момент было под 70. Вот и я бы с удовольствием построил плот, вышел бы из Перу или из Чили, чтобы тоже пройти через весь Тихий океан. Но кто же меня поддержит? Мне говорят: «Кому это интересно? Таким способом ходили уже». Всем хочется, чтобы были использованы новые технологии и материалы для подобных путешествий.

— Значит, пока нет надежды, что ваша идея о переходе через океан на плоту будет реализована?

— Пока нет спонсоров, которые бы помогли осуществить этот проект. Все мыслят масштабно – о полетах на Луну, на Марс. Как говорил Наоми Уэмура, который в одиночку добирался до Северного полюса и которого я считаю своим учителем, «я поднимаю планку человеческих возможностей». В свое время Колумб и Магеллан сделали великие открытия, они продвинули человечество вперед. Но теперь-то совсем другие технологии, другие суда. И мы сейчас тоже стараемся поднимать планку своих возможностей.

— Маршрут, по которому вы собираетесь пройти на катамаране на солнечной энергии, вам наверняка уже хорошо известен – ведь вы ходили там на весельной лодке. Какой участок на этом маршруте самый опасный?

— Там все упирается в смену сезонов. Если я не успею уложиться в запланированные сроки, начнутся ураганные тропические ветры. Можно идти и видеть, как впереди закручивается тропический циклон, смерч, сзади, сбоку. А я иду на маленькой скорости, и они проходят мимо. В шторм, конечно, приходилось попадать, а вот в ураган – никогда. Даже когда шел из Новой Зеландии до мыса Горн, по-моему, 154 дня или 160, не помню точно, тоже ни в один ураган не попал. Хотя из штаба передают: «На тебя движется ураган», думаешь – ну, все! Но он раз – и рассеялся или прошел стороной…

Источник: страница Facebook Федора Конюхова

«Акулы не так страшны, как киты. Эти могут разбить судно»

— На вашем маршруте будут тихоокеанские архипелаги?

— Только Полинезия.

— А не бывает такого, что по пути встречаются рыбацкие суда или лодки, с которых ныряют ловцы жемчуга?

— Нет, я же иду без заходов в порты и, соответственно, в отдалении от привычных маршрутов рыболовных судов.

Я во время своих путешествий прошел через территории 120 или 130 стран, а, например, в Англию летал уже, наверное, раз 50. Мой сын Оскар был там не менее 70 раз. Вот и сейчас мы там начинаем этот проект с катамараном.

— Есть ли какая-то страна, в которой вы еще не были, но хотели бы побывать?

— Конечно, есть страны, где я не бывал. Но у меня нет такой задачи – побывать в какой-то стране. Во многих местах приходится бывать вынужденно, поскольку экспедиция это предусматривает.

Вот недавно я полетел в Мексику, поднялся на вулкан, на высоту 5100 метров. Но заболел — и Мексику фактически так и не увидел. Бывал там и раньше, но ни тогда, ни теперь не смог пирамиды поподробнее посмотреть. Хотел в музей Сикейроса сходить – тоже не получилось: попал в пандемию, когда все музеи были закрыты. Значит, надо будет еще раз слетать на этот вулкан, а заодно посетить знаменитые мексиканские музеи.

— В Тихом океане бывают встречи с большими белыми акулами? И как вы в этом случае действуете?

— И с акулами встречи бывали довольно часто, и с китами. Из-за этого случались поломки яхты или лодки. На самом деле акула не так страшна – она опасна, только когда человек оказывается в воде. А вот киты действительно представляют серьезную угрозу: они хвостом могут разбить судно. Ночью, бывает, ближе к поверхности поднимаются гигантские спруты, кальмары – тоже не самая приятная встреча.

Источник: страница Facebook Федора Конюхова

«В последнее время Верн трогает больше Лондона»

— Распорядок дня во время путешествия у вас жестко регламентирован. Сколько времени ежедневно уходит на сон?

— Для чего нужен сон? Не только, чтобы физически отдохнуть, когда за день набегаешься. Отдых нужен и мозгу. Для этого необходимы тишина, свежий воздух, отсутствие внешних раздражителей. В океане, конечно, меньше таких раздражителей – там же нет машин, людей с разговорами. Поэтому мне достаточно четырех-шести часов в сутки для восстановления. Но подряд я шесть часов никогда не сплю. На веслах, например, я греб три часа, потом час спал. Потом еще пару часов нагрузки – и полчаса сна.

Причем мне вовсе не обязательно спать только ночью – небольшой отдых распределяется по всем суткам. А в сумме как раз и выходит несколько часов.

От погоды отдых тоже зависит: если хорошие условия, и можно больше пройти на веслах, то лучше в это время поработать, а поспать можно и потом. Но если попадаешь в шторм, тут и грести сложнее, и спать не получится – лодку кидает из стороны в сторону. Так что в шторм больше трех-четырех часов поспать не получится. В хорошую же погоду можно потратить на сон шесть-семь часов.

— Вы не раз говорили, что в путешествиях постоянно читаете Библию. А другие книги с собой на борт берете?

— Беру, но много же их не возьмешь. Часто перечитываю то, что мне понравилось. Недавно вот с удовольствием снова прочел Джека Лондона и Жюля Верна. И в последнее время Верн меня трогает даже больше, чем Лондон. Да, у Верна в основном фантастика, но такая, как будто он сам побывал в своих путешествиях.

С детства люблю Максима Горького – «Старуху Изергиль». Сейчас мне интересны его биографические книги – как он создавал свои произведения. Я же сам пишу.

А если взять Достоевского, то его читать сложновато – слишком депрессивные у него романы. В океане и так постоянная депрессия, а тут еще… Достоевского можно читать дома – там с его капитальной депрессией можно справиться: пошел на кухню, с женой поговорил, телевизор включил. А в океане – нет.

— Книги в путешествия берете печатные или электронные?

— Конечно, настоящие. Почитал страничку-две – и можно отключиться от реальности. Почему в океане морально устаешь больше и быстрее? Потому что там нет вертикальных линий – электрических столбов, например. На яхте может быть только мачта, но она ведь рядом, ты не можешь на нее издали посмотреть. Нет внешних раздражителей – никаких телевизоров, людей в пестрой одежде. Все как-то сдержанно – закаты, восходы солнца, но это постепенное изменение окружающей обстановки. Природа, конечно, божественная.

«Сегодня молодым людям не хватает амбиций, духа романтики»

— Вы же еще и художник. Удается в экспедициях делать зарисовки наиболее ярких впечатлений?

— Да, конечно, я рисую. Хотя в океане нет ярких, агрессивных цветов. И звуки все время одни и те же, нет человеческих голосов. От этого тоже морально устаешь, хочется услышать чей-нибудь голос. Поэтому в такие моменты включаю аудиозаписи и слушаю по большей части наших бардов – Юрия Визбора, Владимира Высоцкого, Булата Окуджаву, Олега Митяева, Игоря Талькова, Вику Цыганову. А вот классику в океане сложно слушать. И духовную музыку тоже. Опять же — из-за отсутствия человеческого голоса.

Источник: страница Facebook Федора Конюхова

— Чем питаетесь во время длительных путешествий? Только тем, что берете с собой, или пойманной рыбой тоже?

— Рыбачить получается редко, потому что далеко не везде в океане есть рыба. Но бывало, что вылавливал и кальмара, и тунца, и дорадо. Но в основном употребляю тот набор специального питания, который беру с собой. Так будет и сейчас во время перехода на катамаране.

— У вас за плечами масса мировых рекордов. И впереди — надеемся, тоже. Но вы не задумывались о том, кто продолжит ваше дело, кто придет на смену?

— Меня печалит, что в Москве нет школы путешественников. Но еще печальнее, что молодым людям не хватает амбиций, стремления раздвинуть границы своих возможностей. Часто начинаются разговоры: а сколько мы за это получим? А надо быть готовыми потратить на какую-нибудь идею 20-30 лет жизни. Без гарантии успеха. Я прошел долгий путь. Занимаюсь своим делом с 15 лет. И сейчас хочу видеть молодежь, которая бы пришла и сказала — а давайте выиграем для России Кубок Жюля Верна! А давайте отправимся на Луну, на Марс… Я сам намерен полететь в стратосферу, возможно, с Ричардом Брэнсоном, возможно, с его аэродрома. Нельзя останавливаться. Нужно двигаться вперед.

Это поймут только романтики. Только они пускаются в путешествия. Только они ставят рекорды. И только при таком, романтическом подходе люди могут вкладывать в подобные проекты свои деньги. Как в случае с моими друзьями из «Лиги Ставок». Они — тоже романтики. Как и все, кто помогает нам в организации перехода на катамаране через Тихий океан.

— Одной из фишек этого перехода должен стать ваш видеодневник. Как будут проходить съемки?

— Посмотрим. Нужен сценарий. А то я, когда беру в руки камеру, могу часами снимать, скажем, полет альбатроса, восход, закат… Для дневника, наверное, требуется другая динамика. Но планы «Лиги Ставок» снять о путешествии фильм — это, конечно, большое дело.

Аватар

About The Author Плеймейкер

«Плеймейкер» - гид в мире спорта