Наталья Фабричнова: «Формула-1» — самый коварный спорт для тех, кто увлекается ставками» | ПЛЕЙМЕЙКЕР

Наталья Фабричнова: «Формула-1» — самый коварный спорт для тех, кто увлекается ставками»

Natalia Fabrichnova

Наталья Фабричнова — единственная в мире женщина, которая комментирует на телевидении «Формулу-1». Специально для «Главной Ставки» она подвела итоги прошлого сезона, а также рассказала о том, что ждёт большие гонки в ближайшем будущем. 

«Феррари» надо разобраться с тактикой и с субординацией» 

— Что вам понравилось в минувшем сезоне «Формулы-1»?

— Понравилась борьба. Бывали сезоны, когда доминировала только одна команда: либо «Феррари», либо «Ред Булл», либо «Мерседес». А в этом году и Ферстаппен выигрывал, и Леклер… Что не понравилось — сказать сложнее, потому что я люблю этот спорт. Наверное, тот факт, что очень рано Льюис Хэмилтон оформил титул, и «Мерседес» уже в Японии завоевал Кубок конструкторов. Ещё не понравилось, как у Валттери Боттаса прошёл сезон. Это было разочарование, особенно после того, как он начал очень бодро и в паддоке его прозвали Валттери-2.0, то есть быстрым, но ему всегда чего-то не хватает против Льюиса, зубастости какой-то. 

— Вы за Боттаса болеете? 

— У меня нет такого, как у болельщиков, когда ты просто поддерживаешь человека несмотря ни на что. Мне главное, чтобы была борьба, интрига, накал драматизма. 

КОМАНДЕ «ФЕРРАРИ» НУЖНО ПЕРЕСТАТЬ СОВЕРШАТЬ ТАКТИЧЕСКИЕ ОШИБКИ

— Согласитесь, этой интриги нет уже лет пять-шесть. Почти всё время, что вы работаете на телевидении и комментируете «Формулу-1». И что теперь делать? 

— Я не согласна, потому что даже после зимних тестов этого сезона казалось, что у «Мерседеса» лёгкой жизни не будет. Да, если смотреть сухие цифры, у нас Хэмилтон — шестикратный чемпион, «Мерседес» с турбо-эры, с 2014 года никому ничего не отдаёт. 

Что делать? Команде «Феррари» перестать совершать тактические ошибки. Они реально много очков упустили в этом сезоне именно из-за этого. И второй момент — у «Ред Булла» есть Ферстаппен, на которого вся команда работает, так и «Скудерии» нужно определиться, на кого конкретно из своих звёзд они делают ставку. Потому что при максимальном равноправии между Феттелем и Леклером получаются такие гонки, как в Бразилии, когда один другого выносит, и сразу две машины — вне очков. То есть «Скудерии» нужно решить две проблемы: первая — тактика, вторая — субординация. 

— В России большинство следит за Квятом, и считается, что его специально подвинули из «Ред Булл».

 У меня вообще мечта, чтобы Даня от «Ред Булл» перешёл в какую-нибудь независимую команду. Я так понимаю, что об этом даже не шло разговоров, от общения с Даниилом сложилось впечатление, что он не рассматривает для себя другой вариант, кроме как в системе «Ред Булла». Мне просто не нравится, как она функционирует, как они относятся к пилотам. Я считаю, что Квят достоин того, чтобы в этом сезоне взяли его, а не Албона. Непонятно, чего ещё Даня должен добиться, чтобы его в «Ред Булл» обратно забрали. Он приехал на подиум, и всё равно в паддоке на следующей гонке я слышу, что на следующий сезон называются Албон или Гасли. Буквально подиум, и через две недели на следующей гонке. И думаю: «Ну как же так? Человек только-только на подиум приехал на «Торо Россо», на которой подиумы случаются по большим праздникам». Я считаю, он давно уже заработал повышение. 

Наталья Фабричнова и гонщик Виталий Петров

«Не рассчитывала, что буду долго комментировать на ТВ»

— Когда Алексей Попов пригласил вас комментировать «Формулу-1», были разговоры о том, что девушка может испортить телерейтинги?

— Не то, чтобы рейтинги, не в такой формулировке. Я согласилась комментировать после раздумий, а Алексея уже часто спрашивали: «Зачем?». Зная его, я прекрасно понимаю, что один Алексей, мягко говоря, прекрасно справляется, но тандем, к счастью, дал что-то новое. Я не рассчитывала надолго остаться на телевидении, честно говоря. 

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ КОММЕНТИРУЕТ АВТОСПОРТ, ДОЛЖЕН САМ ХОТЬ ЧУТЬ-ЧУТЬ ЕЗДИТЬ

— Вы сами участвуете в гонках на картинге. Вы помешаны на технике? 

 Я иногда читаю технические статьи, например, про крылья на той или иной трассе, и понимаю, что это не самая интересная мне тема, но базовые вещи необходимо знать. Считаю, что человек, который комментирует автоспорт, должен сам хоть чуть-чуть ездить, а тот, кто коньки комментирует — должен сам на них уметь стоять. Это даёт больше понимания в спорте, о котором ты рассказываешь зрителям.

— Тогда ответьте, почему сейчас нет девушек-пилотов в «Формуле-1»?

— Процент девочек, приходящих в автоспорт, меньше, чем мальчиков, нужно выбрать лучшую из лучших, но не из миллиона мальчиков, а из ста тысяч. Выборка гораздо меньше. Вот тот же Льюис. Его заметили в маленьком возрасте. Просто нужно, чтобы девочек больше приходило, тогда и талант найдётся. В принципе, я только за, чтобы смешанная была «Формула». Но пока всё показывает, что, когда берут даже самых быстрых, у них не очень получается конкурировать с парнями даже в младших «Формулах», на подходе к «Ф-1». 

— Насколько, вы считаете, «Формула-1» предсказуема, с точки зрения прогнозов?

— У меня есть такое ощущение, что это самый коварный спорт для тех людей, которые увлекаются ставками. Допустим, ты знаешь, что Бахрейн подходит «Феррари», потому что они хорошо едут по жаркой погоде и гладкому асфальту, но того, что там откажет гибридная составляющая мотора, ты никак не можешь предсказать. Поэтому, с одной стороны, можно в Бахрейне ставить на «Феррари», а с другой — вспомните, какая в этом году была катастрофа. 

— Ну, на победу Хэмилтона, наверное, можно. Или тоже опасно? Говоря букмекерским языком, коэффициент будет маленьким, поэтому проиграть можно больше, чем выиграть. Так?

— Мне кажется, ставить на «Формулу-1» — странное занятие. Если ты ставишь на Хэмилтона и он выигрывает, то ты совсем почти ничего не получаешь. А если ставишь на кого-то другого, то у него очень мало шансов победить. Непредсказуемо. 

Наталья Фабричнова ценит в «Формуле-1» борьбу и накал драматизма

«Будущее гонок — гибрид, которым все недовольны» 

— Важный вопрос для всей «Формулы-1» — реформы, которые должны произойти в 2021 году. Многое поменяется?

— Если верить тому, что нам обещают, пилотам будет легче следовать за машиной впереди. Сейчас просто невозможно долго висеть на хвосте и искать момента, когда можно будет атаковать, потому что очень быстро разрушается резина и теряется прижимная сила. Даже просто при обгоне круговых — стараются держать дистанцию как можно дольше. Ещё хотят снизить эффект грязного воздуха позади машины. Я думаю, если перед инженерами и конструкторами «Формулы-1» поставить такую задачу, они это сделают. Я недостаточно технически подкована, чтобы посмотреть на модели, которые нам представили, и сказать: «Да, всё будет». Мне остаётся лишь верить тому, что говорит техническое руководство «Формулы-1». 

— То есть, будет больше обгонов? 

— Да, мне кажется, если всё будет так, как нам обещают — получится классно! Правда, говорят, машина будет на 3–4 секунды медленнее на круге, но это совершенно не страшно для зрелищности. Конечно, есть момент, когда мы говорим: «Вот, он побил рекорд трассы», но, если выбирать между зрелищностью и сухими рекордами, статистикой, я выбираю первое. 

— Вы говорите про биотопливо или о чём-то другом?

— Нет, просто увеличивается вес машины. За счёт увеличения её размеров. 

«ФОРМУЛА-1» НЕ ДОЛЖНА ТЕРЯТЬ СВОЕЙ СПОРТИВНОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ

— А биотопливо, на ваш взгляд, — это будущее? 

— И да, и нет, «Формула-1» не должна терять своей спортивной составляющей. Это главное! Для того чтобы делать экологически чистые машины, есть «Формула-Е», пусть экспериментируют там. Как сказал Себастьян Феттель, верните V-12, V-10. Нужен мощный мотор, впечатляющий звук. Это должно быть вершиной автоспорта, когда ты нигде больше, ни на какой городской трассе, не встретишь такой мотор, как на «Формуле-1». Это должно быть основное. А сейчас «Формула» идёт по другому пути. Они пытаются угодить и болельщикам, и экологам, и модным течениям каким-то, и просто в ногу со временем следовать. В итоге получается гибрид, которым все недовольны. Если здесь собрались 20 лучших пилотов со всего мира, то тогда, мне кажется, нужно, чтобы и машины были лучшие из лучших, с мощными моторами. 

— Попробуем сделать прогноз. Чего намждать от «Формулы-1» в следующемсезоне? И как бы вы хотели, чтобы она развивалась? Может быть, разными путями? 

— Современные тенденции развития — гибридная история, которая удовлетворяет и политиков в том числе. Я не знаю, насколько это классно с точки зрения спорта. Смысл в том, что в «Формуле-1» должен оставаться не то, чтобы элемент опасности, но ощущение невероятной мощи от машины. А «Ф-1» развивается как раз от мощности в сторону экологичности. 

«Легенду «Феррари» Хэмилтону не перебить» 

— Читал высказывание британского гонщика Ландо Норриса о том, что, возможно, мы увидим в «Формуле-1» пилотов, которые начинали в виртуальных гонках. Вы в это верите? 

— Честно, нет. 

— Почему?

— Даже если вы спросите пилотов, близка ли виртуальная реальность тому, что вы чувствуете за рулем, они все говорят, что не очень, потому что в реальной жизни у тебя принципиально по-другому реагирует тело, и вообще скорость реакции намного важнее, чем в виртуальных гонках. Если помните, в прошлом или позапрошлом году в Бразилии Ферстаппен так поймал машину на воде, что все обалдели. Там столько народу ошибалось. А потом в интервью он сказал: «Я просто в детстве на снегоходах много катался». То есть это такие вещи, которые не натренировать во взрослом возрасте, и тем более виртуально. Может быть, я ошибаюсь. 

ВО ВРЕМЯ ГОНОК ЛЮДИ СИДЯТ И НЕ ПОНИМАЮТ, ЧТО ПРОИСХОДИТ

— Считаете ли вы, что «Формулу-1» интересно смотреть с трибун?

 К сожалению, ответ скорее нет, чем да. Почему? Моё самое первое знакомство с «Формулой-1» вживую было в 2008 году в Монце. Я тогда поехала как болельщик. Первая победа Себастьяна Феттеля в карьере, на «Торо Россо», восхитительно. Во-первых, сумасшедше звучали моторы машины. Помню, только входила в парк в Монце, нужно было его весь пройти, чтобы до трибуны добраться, а я уже слышала этот мотор! Нечто! Сейчас я только в Ле Мане такое встретила, когда по лесу разносится 12–14 тысяч оборотов. Так вот, телевизор не передаёт звук мотора. И ещё было ощущение общности: пошёл дождь, и люди вокруг поделились и зонтиком, и дождевиком. Я сидела и думала, ничего себе, у меня от разных команд разные вещи: жёлтый зонт «Рено», ещё что-то — ещё от кого-то. На трибунах нет ненависти, мол, ты болеешь за одного, я за другого — и ты мой враг. Мне тогда безумно понравилось. Поэтому мой первый визит скорее не про спорт, а про атмосферу. Но сейчас… недавно я снова ходила на трибуну. Люди сидят и не понимают, что происходит: вдали есть большой монитор, но не очень хорошо видно. Раз в несколько минут машины проехали, и всё. Опять-таки дрожи в воздухе от мотора больше нет. Мне показалось, что теперь всё не очень весело, но люди по-прежнему восторженные, и это классно. 

— Скажите, а Льюис Хэмилтон, даже если он завоюет восемь титулов, сможет встать в один ряд с Михаэлем Шумахером? По пиару, по популярности, по величию? 

— Я и сама довольно часто задаюсь вопросом: в чём же был феномен Михаэля? Ведь даже люди, которые вообще ничего о гонках не знают, слышали фамилию Шумахера. Каким-то образом его имя стало нарицательным. Думаю, тут ещё важно, что он за «Феррари» выступал. Сейчас «Мерседес» побеждает, все пожимают плечами: ну, знаем такую марку. Легенду «Феррари» никак не перебить. Мне кажется, что, если Льюис хочет, чтобы его имя стало синонимом быстрой езды, он должен выступать за «Скудерию».

Текст: Артём Мельников
Фото: Instagram Натальи Фабричновой

Понравился материал? Подпишись на «ПЛЕЙМЕЙКЕР»
Подписывайтесь на наш Яндекс.Дзен Подписаться
Подписывайтесь на наш Telegram - канал Подписаться
Telegram

Подпишитесь и держите руку на пульсе

Бесплатные прогнозы, ссылки на трансляции, новости спорта и многое другое в нашем Telegram канале