"Один человек написал: если я завтра умру, мир станет лучше". Правила жизни Александра Овечкина | ПЛЕЙМЕЙКЕР

«Один человек написал: если я завтра умру, мир станет лучше». Правила жизни Александра Овечкина

Александр Овечкин

Путь Александра Овечкина ко второму Кубку Стэнли оборвался в первом раунде плей-офф-2022. Но это не делает фигуру лучшего российского бомбардира НХЛ всех времен менее масштабной. «Плеймейкер» вспомнил, что говорил в разные годы наш капитан «Вашингтона» о том, как формировалась его личность.

Про стальной характер

— Сколько себя помню, никогда не любил проигрывать. Так было по юношам, и потом перешло во взрослый хоккей. Характер формировался в команде, среди ребят. Но главную роль сыграли папа и мама. Они были отличным примером. Мама — двукратная олимпийская чемпионка по баскетболу, папа играл в футбол на приличном уровне. Большим стимулом для меня стало стремление стать похожим на них. А по возможности, даже превзойти.

Про талант

— Я всем говорю: «Ребята, трудитесь — и будете чемпионами!» И у меня так было: если что-то делаю, даже на тренировке — то должен выдать максимум. Я поздно начал заниматься хоккеем, и до последнего момента вообще непонятно было, есть у меня талант или нет.

Про любовь к книгам

— Книги я читал, только когда давали домашнее задание в школе. Сказки мне тоже читали редко, потому что у меня и так вся жизнь была как сказка. Я только пока не очень понял, какая: хорошая или плохая.

Про борьбу с лишним весом

— Слава Богу, такой проблемы у меня нет. Ну да, в отпуске наедаешь лишние килограммы — но это нужно: телу надо дать отдохнуть. Потом начинаешь тренироваться, и они уходят сами собой. В еде себя не ограничиваю. Я всеядный. Если захочется, после матча могу и в «Макдоналдс» заехать.

Про то, как выиграть Кубок Стэнли

— А я не помню. Просто память исчезла. Я был таким счастливым, таким радостным, меня эмоции перехлестнули. Я не помню этот момент, когда я взял Кубок Стэнли (в 2018 году). Я не помню, как мы делали круг почета. Я очень смутно помню, что было в раздевалке, когда мы там праздновали. Зато помню, что сразу позвонил отцу. Позвонил и показал: «Пап, смотри, Кубок Стэнли. Тут все пьяные, танцуют уже».

Про то, как выпивать из Кубка Стэнли

— Впервые я увидел Кубок Стэнли, когда прилетел в Торонто на детский турнир и пошел в Зал хоккейной славы. Там стоял дубликат. Я не могу сейчас пересказать, о чем думал в тот момент — мне было 13 лет. Но вот что могу добавить: пить из Кубка шампанское очень легко. Хоть вверх ногами! Как ни переверни, все вливаться будет.

Про рекорд Гретцки

— Все говорят, что мне по силам побить рекорд Гретцки (894 шайбы за карьеру в регулярных чемпионатах). Если я смогу обойти его и Горди Хоу (801 шайба), я это сделаю. Никогда не знаешь, что может произойти в будущем. Но если это случится, буду счастлив.

Про преодоление проблем

— Всегда надо идти только вперед. Мы не живем прошлым, только настоящим. Что бы ни произошло — плохое или хорошее, оставляем это позади и двигаемся дальше, приобретая новый опыт.

Про предательство

— Меня сильно не предавали, надеюсь, так и дальше будет. Раньше были моменты: где-то обманывали, подводили. Сейчас у меня свой круг друзей, с которыми мне легко и комфортно, я на 100 процентов в этих ребятах уверен. А те люди, что меня подводили, я с ними больше не общаюсь и не хочу больше о них ничего слышать. Считаю, что если человек подвел один раз, подведет и в другой.

Про хейтеров

— Гадостей много пишут — если все их читать и слушать, с ума можно сойти. Вот однажды журналист написал: «Если Овечкин завтра умрет, мир станет лучше». А ему просто аккредитацию на матчи «Вашингтона» не дали, вот он и обиделся. И, кстати, правильно, что не дали. Потому что  этот человек какую-то ахинею писал — он, похоже, сам не понимал, что пишет. Интересная штука: если кому-нибудь желаешь зла, будь готов, что зло и к тебе потом придет.

Про спортивные мечты

— Мечта одна — олимпийское золото.

Про завершение карьеры

— Карьеру я хотел бы закончить в России, в московском «Динамо». Это вопрос принципа, потому что я играл всего за две команды — это «Динамо» и «Вашингтон». Ну, в Америке сколько я еще поиграю? 2-3 года. Если здоровье позволит, то, может быть, пять лет. Но уйти хочу на красивой ноте — сыграть последний матч за московский клуб, который дал мне старт.

Про уход в министры

— Я слышал, что говорят, будто мне в будущем светит кресло министра спорта. Пока сложно говорить об этом. До этого нужно дожить, дорасти, набраться опыта. Ты же не можешь сразу прийти: «Вот я — министр». Нужно сначала доверие получить.

Про будущее детей

— Если они захотят быть спортсменами, мы сделаем все возможное для их будущего, для их роста в спорте. Если захотят заниматься чем-то другим, сделаем то же самое — как любые родители. Я не сомневаюсь, что старший сын точно будет в спорте. Потому что он очень координированный, очень сильный и очень запоминающий каждое движение ребенок. Очень любит клюшки, очень любит шайбы. Я хотел поставить Сережу на коньки в Америке, когда у нас было время перед плей-офф, но все испортила пандемия. Мы пришли на «Динамо» — ЦСКА, и Дима Яшкин взял, ему отрезал свою клюшку, подарил. Я так про себя думаю: «Если бы я был такой маленький, и мне такую клюшечку подарили, то я бы намного больше шайб забил. Это сто процентов».

Про конец света

— Однажды мы с моим другом зашли в Америке в магазин за алкоголем, а он спросил: «Если тебе скажут, что ты завтра умрешь, что будешь делать?» Я ответил, что, скорее всего, зайду в этот магазин и буду пить все подряд, чтобы забыться, заснуть и не проснуться. Может, звучит тупо, но это неплохая идея. А что еще делать? Например, в Москве ты даже никуда толком не доедешь — пробки. Зато можно зайти в какой-нибудь ресторан, взять родителей, пригласить друзей и как следует жигануть.

Автор: Михаил Боков

Понравился материал? Подпишись на «ПЛЕЙМЕЙКЕР»
Подписывайтесь на наш Яндекс.Дзен Подписаться
Подписывайтесь на наш Telegram - канал Подписаться
Telegram

Подпишитесь и держите руку на пульсе

Бесплатные прогнозы, ссылки на трансляции, новости спорта и многое другое в нашем Telegram канале