Валиева осваивает космос, Коляда — сумасшедший дом. Что за программы готовят наши фигуристы к новому сезону

До первых российских соревнований еще далеко, но на катках вовсю кипит работа над новыми постановками.

Послеолимпийский сезон – самое подходящее время для экспериментов. А тут еще санкции, закрывшие нашим фигуристам путь на международные турниры. Неприятно, конечно, но нет худа без добра — теперь не нужно держать в уме извечный вопрос: а как на это посмотрят зарубежные судьи и публика? Никаких барьеров, твори-выдумывай, что душа пожелает!

Композиторша Лиза

По такому случаю Елизавета Туктамышева решила попробовать себя в роли… композитора. Правда, музыку для новой программы она писала не в одиночку, а вместе с профессиональным сочинителем Бхимой Юнусовым – произвольная под его «Заводную птицу» принесла фигуристке серебро прошлогоднего ЧМ.

Юнусов остался верен своему авангардному кредо. Мелодия вышла настолько нетрадиционной, что хореограф Илья Авербух поначалу был изрядно озадачен: «Первое ощущение — это какой-то страшный сон».

Что, впрочем, не помешало им с Туктамышевой засучить рукава и приступить к работе на льду. Делать что-то необычное – это всегда интересно.

В Питере даже психи — интеллигентные

Параллельно Авербух ставит произвольную другому ученику Алексея Мишина – Михаилу Коляде. Тут тоже не обошлось без претензии на оригинальность: трехкратный чемпион страны выбрал «Танго в сумасшедшем доме» Альфреда Шнитке из советского фильма «Агония» о Григории Распутине.

Напомним, что именно Авербух был хореографом программы «Белый ворон», которая получила восторженные оценки специалистов разных стран и которую Коляда, если бы не внезапный коронавирус, должен был исполнять в олимпийском Пекине.

Переключившись с балета («Ворон» посвящен танцовщику Рудольфу Нурееву) на танцы в психушке, Коляда намерен раскрывать новый образ с помощью пантомимы. «Понимаешь, человек думает, что перед ним целый мир, а на самом деле живет в маленькой коробке», — говорит фигуристу Авербух. А Мишин добавляет: «Это должно быть очень интеллигентно, изыскано. Ведь ты из Питера. И сумасшедший дом тоже находится в Питере».

Валиева и «Интерстеллар»

Рекордсменка мира Камила Валиева объявила, что будет катать короткую программу под музыку Ханса Циммера из фантастического блокбастера «Интерстеллар» с Мэттью Макконахи. Валиева с тренером Этери Тутберидзе и хореографом Даниилом Глейхенгаузом выбрали две мелодии: Tick-Tock (сцена на планете, полностью покрытой океаном, где время из-за гравитации идет в тысячи раз медленнее) и Cornfield Chase (погоня за беспилотником на машине по кукурузному полю).

На слух это вполне соответствует привычному стилю Валиевой – похоже, нас ждет очередная лирическая постановка. Хотя Глейхенгауз утверждает, что в программе будет зашифровано некое секретное послание. Легендарная Татьяна Тарасова, на днях посетившая каток Тутберидзе «Хрустальный», прослушала там музыку к новой короткой Камилы и, по ее собственным словам, «пришла в неописуемый восторг».

Щербакова и Окуджава

Олимпийская чемпионка Анна Щербакова на шоу в Сочи показала публике новый номер – в постановке все того же Авербуха (вот уж кто сейчас нарасхват!), под песню «Молитва» Булата Окуджавы. Только не в авторском исполнении, а с вокалом американской певицы российского происхождения Регины Спектор.

В СССР эта песня была знаменита, как «Молитва Франсуа Вийона», хотя средневековый французский поэт ничего подобного на самом деле не писал. Окуджава вставил его в название, чтобы от него отстали партийные идеологи, – в те годы советским бардам запрещалось самим сочинять на религиозные темы.

Для Щербаковой с ее гениальным артистизмом музыка очень подошла. Правда, куплет про «убитого солдата» они с Авербухом благоразумно выкинули — мало ли что? И вообще, зрителю со стажем слушать осовремененный вариант «Молитвы», мягко говоря, непросто. В голове все время звучит неповторимый голос Окуджавы.

Впрочем, не будем придираться. Все-таки это написано 60 лет назад, когда не только Щербаковой, но и ее родителей еще не было на свете.