«Вава вывел к нам Пеле, и Парамонов вручил ему самовар!» Ловчев вспоминает Короля футбола

Лучший футболист страны 1972 года Евгений Ловчев накануне Нового года поделился с «Плеймейкером» воспоминаниями о легендарном Пеле, который ушел из жизни в минувший четверг.

«Первая встреча с Королем – телевизионная»

— Я вошел в большой футбол, когда Пеле уже был на пике славы, дважды став чемпионом мира, – рассказывает Ловчев. – Мог быть и трехкратным, но на ЧМ-1966 в Англии Пеле, как и всех его товарищей по сборной, нещадно лупили по ногам в каждом матче. Поэтому они не взяли тогда третий подряд чемпионский титул. Но затем был 1970 год, на котором Бразилия с Пеле вернулась на вершину. И сейчас становится понятно, в чем же было истинное величие бразильской «десятки».

Вот если взять нынешних звезд – Лионеля Месси и Криштиану Роналду, то мы видим, что они всегда играют в одном стиле и на одной позиции. Пеле первое свое золото чемпионата мира – в Швеции в 1958 году – завоевал, играя на позиции центрфорварда. А на турнире в Мексике в 1970-м ярко выраженного нападающего играл Тостао, Пеле же располагался чуть глубже и в большей степени выполнял функции плеймейкера, диспетчера.

Вспоминаю, как бразильцы тогда разорвали в финале сборную Италии со счетом 4:1, а Пеле в роли оттянутого форварда получил больше свободы, избавившись от применявшейся в те времена персональной опеки. Это, кстати, было удачное тренерское решение, но в таких случаях игрок, его качества должны соответствовать требованиям этого наставника, его видению футбола. Пеле, безусловно, был великолепен и в этой роли. Как сейчас перед глазами эпизод, когда он принимает мяч на грудь, опускает его на землю и тут же катит в сторону, где Алберто Карлос точно бьет – и забивает, по-моему, четвертый гол итальянцам. Итальянцам, которые всегда славились своей крепкой обороной. Это к вопросу о разнообразии, многогранности таланта Пеле.

— Какие еще эпизоды, связанные с Королем футбола, вам врезались в память?

— Первая моя встреча с Пеле – телевизионная. Это было в 1965 году, когда бразильцы приехали в Москву играть товарищеский матч со сборной СССР. Они тогда выиграли 3:0, Пеле забил один из мячей, в воротах у нас тогда играл мой хороший друг Анзор Кавазашвили. А я, 16-летний подмосковный мальчишка, зарядившись впечатлениями после этой игры, выскакиваю на лужайку и ощущаю себя Пеле! Это было настоящее футбольное вдохновение, появившееся после просмотра всего лишь одного матча в исполнении мастеров высочайшего класса.

«Какая нахрен ноги, когда есть шанс сыграть против Пеле!»

— Следующий яркий фрагмент воспоминаний относится к 1973-му. Годом ранее я был признан лучшим футболистом страны, наша сборная отправилась в турне по Южной Америке. Мы сыграли тогда восемь матчей – зарабатывали деньги для страны. Последняя игра у нас была в городе Натал. Старшим тренером сборной тогда был Евгений Горянский, его помощником – Алексей Парамонов. В одном из первых матчей я потянул заднюю поверхность бедра, но отпахал все игры. И только перед последней встречей попросил тренеров не ставить меня в состав.

Потом прилетаем мы в Рио-де-Жанейро, и тут к Горянскому подходят какие-то люди и о чем-то говорят. Оказалось, что это руководители бразильской федерации футбола, которые рассказали, что через несколько дней будет прощальный матч Гарринчи, в котором бразильская сборная сыграет со сборной остального мира. И эти люди обратились к нашим тренерам с просьбой выделить трех человек в состав той самой сборной мира. Евгений Иванович называет Володю Онищенко, который в то время уже по-настоящему блистал в нашем футболе, и моего близкого друга Сережу Ольшанского. Остается выбрать третьего. И тогда я подхожу к тренеру с вопросом: «А как же я?» Он отвечает: «У тебя же нога болит». Я говорю: «Какая нахрен нога, когда такой шанс!»

Вот так я и сыграл за сборную остального мира в прощальном матче Гарринчи, в котором участвовал и Пеле.

— Это действительно незабываемые впечатления.

— Был такой известный журналист и мой хороший приятель Игорь Горанский. Он был со сборной в том турне в качестве переводчика, а затем сопровождал нас, троих игроков сборной остального мира, на прощальный матч Гарринчи. И вот мы приехали на стадион, идем по каким-то подземным катакомбам, и вдруг видим – впереди толпа. Оказалось, там встретились Пеле и Гарринча. Они обнялись, позировали для фотографов, что-то сказали для прессы.

Нас проводили в раздевалку, выдали игровую форму. Кстати, когда на «Окрытие банк Арене» был создан музей «Спартака», я с удивлением обнаружил там ту самую футболку, в которой играл за сборную мира в матче проводов Гарринчи.

В этом матче на каждый из таймов выходили полностью новые составы обеих сборных. Все действо длилось часов шесть, не меньше. Сначала у бразильцев играли артисты цирка и кино, затем – ветераны сборной 1958 года, чемпионы мира в Швеции. А мы, пока не выходили на поле, решили нанести визит в бразильскую раздевалку и вручить Пеле настоящий русский сувенир – самовар. У раздевалки встретили какого-то толстого курящего дядьку – это оказался Вава. Он-то и вывел к нам Пеле, и Алексей Александрович Парамонов вручил ему самовар.

Наконец, началась игра, в которой у бразильцев на поле вышли чемпионы мира-1970. У нас в первом тайме играл только Онищенко, мы с Ольшанским остались в запасе. На второй тайм у хозяев вышла команда, которая через год поехала на ЧМ в ФРГ. Первый тайм закончился вничью – 1:1, и Пеле забил гол, обыграв пять человек в штрафной площади!

Где-то в середине первого тайма игру приостановили, прожектор высветил в центре поля Гарринчу, который взял микрофон и стал говорить болельщикам, что он всегда играл для них. В какой-то момент эмоции взяли верх, и Гарринча заплакал. И тогда Пеле подошел к нему, обнял за плечи и повел в раздевалку через те самые катакомбы, которые отличают знаменитый стадион «Маракана». Затем игра продолжилась, и Пеле забил тот самый удивительный гол, обыграв пятерых.

«Следующее поколение болельщиков будет восхищаться не Месси, а Мбаппе»

— После этого вам еще приходилось видеть или пересекаться с Пеле?

— Помню, видел его на поле в Италии, когда тоже игрался чей-то прощальный матч. А последняя моя встреча с Пеле была в Москве в декабре 2017 года, когда он, уже серьезно больной, на коляске прибыл на жеребьевку нашего чемпионата мира. Мы сидели в пятом ряду с ныне покойной Валентиной Тимофеевной Яшиной, вдовой Льва Ивановича, а начало церемонии немного задержали, потому что президент Владимир Путин некоторое время общался в специальной комнате с почетными гостями церемонии, в том числе, и с Пеле.

2017 год. Жеребьевка ЧМ-2018 в России. Фото: globallookpress

А во время недавнего ЧМ в Катаре уже было понятно, что Пеле в очень плохом состоянии, ежедневно приходили сводки о его ухудшающемся здоровье. В четверг вечером я был на вечеринке у друзей в Петербурге, на которой присутствовали такие известные в мире спорта люди, как Саша Легков и Юрий Борзаковский. Позже подъехал мой хороший товарищ комментатор Геннадий Орлов. И тут звонят с «Матч ТВ» и сообщают, что Пеле умер.

— Сейчас многие эксперты и болельщики, не имея возможности видеть игру Пеле, всячески превозносят Месси, называя его королем футбола. Что вы думаете по этому поводу?

— Для меня это не спор, а наблюдение поколений. Вот увидите – следующее поколение болельщиков будет восхищаться уже не Месси, а Килианом Мбаппе. Люди будут видеть его игру и помнить. Сегодняшнее поколение, понятное дело, находится под впечатлением от игры и противостояния Месси и Криштиану Роналду. А я для себя вывел такую формулу. Пеле – это Боженька, облака, которые чуть ниже под ним – это Марадона, Платини, Беккенбауэр, Кройфф, здесь же Месси и Роналду. Я, как лучший футболист страны полувековой давности, наверное, вместе с большой-большой группой игроков нахожусь на земле. А сегодняшнее поколение российских футболистов находится под землей.