Как советский журналист "охотился" на Пеле. Удивительная история Игоря Фесуненко | ПЛЕЙМЕЙКЕР

Как советский журналист «охотился» на Пеле. Удивительная история Игоря Фесуненко

Игорь Фесуненко Пеле

Журналист Игорь Фесуненко работал в лучших традициях папарацци. Два года он выслеживал Короля футбола, чтобы взять у него интервью: пытался подкупить охранников и проник в дом Пеле, притворившись, что сломал ногу. «Плеймейкер» вспоминает, как добывали главный советский спортивный эксклюзив.

Русский папарацци

«Я только вышел с самолета, и меня сразу поразили две вещи: любовь к футболу и жаркий тропический климат», — Игорь Фесуненко прибыл в Бразилию в июне 1966 года как собкор Гостелерадио СССР в странах Южной Америки. Он получил эту должность, потому что владел испанским языком – португальский ему пришлось учить уже на месте в Рио. Очень быстро он достиг таких успехов, что, порой, сами бразильцы принимали его за своего.

С самого начала работы Фесуненко мечтал сделать интервью с Пеле. «Короля футбола» постоянно охраняли и ограждали от прессы. Это не остановило советского журналиста, который потратил два года, чтобы встретиться с футболистом – и придумал для этого по-настоящему шпионскую схему.

«Пеле играл за «Сантос», клуб одноименного города в 450 км к югу от Рио. Когда те приезжали с игрой, я несколько раз пытался прорваться к Пеле: аккредитацией, мольбами, попытками подкупа охранников-барбосов. Ничего не получалось. Однажды я даже явился в сам клуб. Говорю: «Я  корреспондент из Москвы, хочу взять интервью у Пеле». Там сидит девочка вот с такими длинными ресницами: «Да?». А у самой в глазах: «Больше вы ничего не хотите?», — вспоминал Фесуненко в интервью изданию «Советский спорт».

В итоге, Фесуненко узнал домашний адрес Пеле через фирму, которой футболист был должен деньги. Это был один из первых неудачных стартапов в жизни короля футбола: вместе с партнером он основал компанию по продаже сантехники, но партнер скрылся, не заплатив поставщику. Поставщик остался очень зол на фирму Пеле, а потом расчет Фесуненко оправдался. Советскому журналисту с удовольствием «сдали» улицу и номер дома, где жил Пеле.

«Я ходил у дома туда-сюда, — вспоминал Фесуненко. — И вдруг вижу — к дому идет женщина с большими сумками. Я ей: «Сеньора, давайте помогу?» — так и прошел мимо портье. Поднялся на этаж, позвонил – открывает его жена, Розе Мэри. Увидела меня с фотоаппаратом на плече, сразу все поняла: «Папарацци!» — и как хлопнет дверью! А я успеваю ногу поставить, да как закричу – мол, травма, ногу сломали. Хотя на самом деле ботинок был твердый: никакой боли. Что ей делать? Пришлось впустить»

За те полчаса, что Фесуненко провел в доме Пеле, притворяясь, что его нога очень болит, ему удалось «наладить контакт» и с женой футболиста Роземери и с его старшей дочкой Келли-Кристиной (ей тогда было около двух лет). От них он узнал, что адрес своей футбольной базы в горах «Сантос» держит в секрете — но туда из города вскоре поедет другой футболист, Зито. Супруга Пеле посетовала, что с базой нет прямой телефонной связи. «Их дочь недавно температурила, а сейчас выздоровела – но она даже не может сообщить Пеле об этом. Говорит мне, если вы все же туда попадете, скажите мужу, что ребенок выздоровел», — рассказывал Фесуненко.

После этого журналист явился в клуб и заявил, что ему нужно передать важное сообщение Пеле от его жены. Под этим предлогом ему удалось напроситься в машину к Зито, который действительно ехал на базу. Только там Фесуненко удалось, наконец, встретиться с Пеле личною

«Вижу, он идет. Я его поприветствовал, он ответил, но не остановился. Тогда я и говорю: «Роземери привет передавала. У дочки вчера температура 39 была, а сегодня уже 36,6». Он удивился, и так мы разговорились. Он сказал: можешь задать три вопроса, уложись в пять минут. В итоге мы разговаривали больше часа, сразу на «ты» перешли», — вспоминал Фесуненко в беседе с журналистами «Московского комсомольца».

В тот раз ему удалось не только получить интервью у Пеле, но и записать, как тот поет под гитару. Футболист любил и мог петь, но стеснялся – Фесуненко убедил его, что здесь, в Бразилии, он никому этого не расскажет, но сам втайне сделал диктофонную запись.

В итоге, спустя несколько месяцев в Советском Союзе неожиданно вышла пластинка с песнями Пеле – хотя, в самой Бразилии о певческом таланте футболиста не знали. Пластинку выпустили как приложение к журналу «Кругозор»: там же, а вслед за ним и в других изданиях вышло эксклюзивное интервью футболиста, которое взял Фесуненко.

После этого русский журналист общался с Пеле еще много раз. «Большим другом Пеле я себя назвать не могу. Но в поездках по России в 1997-м и в 2003-м я был с ним. Последний раз, когда он приехал сюда в начале нулевых — даже дал телеграмму: «Пригласите Игоря…». Правда, фамилию мою выговорить он так и не смог…», — вспоминал Фесуненко.

Пеле и Гарринча — две легенды мирового футбола. Фото: соцсети

Пеле – хитрый, Гарринча — пьяный

В Бразилии Фесуненко болел за «Ботафого» — команду Гарринчи, которого до сих пор многие ставят выше Пеле.

«Пеле на поле был крикливый, даже хамоватый – крик был для него элементов игры. На своих игроков орал даже чаще. А еще очень хитрый. Мог засунуть голову игроку под мышку и закричать судье: «Смотри! Душит меня!». Совсем другой был Гарринча. Получит мяч, встанет, подождет соперника, обыграет своим финтом – он у него один и был, но какой! Жаль, что умер рано. Цирроз печени, в 49 лет», — вспоминал Фесуненко в своей книге очерков о бразильском футболе.

Фесуненко познакомился с Гарринчей в 1968 году. К тому моменту, звездный час для 2-кратного чемпиона мира был уже позади. Гарринча растолстел и сильно пил. «Спасти его от пьянства пыталась жена, певица Эльза Суарес. Великая, тоже из фавелы: в 14 изнасиловали, в 19 родила четверых, а потом пошла на певческий конкурс и всех там потрясла, — рассказывал Фесуненко в одном из интервью. – Она увезла Гарринчу в Европу. По ее просьбе, его устроили рекламировать кофе. Давали чашку, а он должен был отпить и сказать: «Ничего лучше в мире не пробовал». Но однажды ему все это надоело. В Риме на выставке он возьми и скажи: «Не знаю, кому как – а я больше люблю кашасу».

Фесуненко называл Гарринчу «настоящим индейцем»: «Жил одним днем. Беззаботный. В сексе абсолютно несдержанный». Советский журналист был свидетелем истории, когда бразильского футболиста обвинили в совращении несовершеннолетней. Гарринча соблазнил горничную во время турне «Ботафого» по Норвегии – та родила от него ребенка. 

В интервью «Советскому спорту» Игорь Фесуненко рассказывал: «Обвинение требовало от пяти до семи лет. В зале бабы из этого общества защиты матерей – церемонные такие. А Гарринча смеется: «Чего они ко мне прицепились? Ребенок? Пацан? Отлично! Я его и мать с собой в Бразилию заберу…». Радуется: «Наконец-то сын! Слава Богу! Поселю их рядом с собой в Рио, сниму квартиру, буду по понедельникам навещать». Когда норвежцы поняли, с кем имеют дело, махнули рукой – ладно уж, лети, и без тебя вырастим…»

Игорь Фесуненко стал другом Пеле. Фото: соцсети

Назад в фавелы

За свою карьеру Игорь Фесуненко успел поработать на Кубе и в Португалии —  но Бразилию и ее футбол всегда называл своей главной любовью. Он издал несколько книг очерков об этой стране: самая известная – «Пеле, Гарринча, футбол», вышедшая в 1970 годк. Сегодня за первым изданием этой книги охотятся как за коллекционной ценностью.

В 1986 и 1998 годах Фесуненко был одним из комментаторов чемпионатов мира по футболу.  Журналисты спрашивали его: «Заиграют ли когда-нибудь русские в футбол так же, как это делают бразильцы?». Ответ Фесуненко был категоричен и никому не нравился: «Никогда! В Бразилии и климат получше, и мотивация, и, может быть, даже генетика. У бразильцев кровь гремучая – смесь негритянской, индейской, испанских кровей. Ребята физически невероятно крепкие и выносливые. Но самое главное, для парней из низших бразильских слоев футбол — единственный шанс выбиться в люди. И на этом пути они разорвут любого!»

О том, что такое бразильские фавелы, Фесуненко знал не понаслышке: «И раньше, и сейчас – соваться туда не надо. Я был там по делу: брал интервью у победителя танцевального конкурса самбы. Он был моей защитой. А без него бы вряд вернулся живым».

Однажды журналиста из СССР пытались ограбить на пляже Копакабана в Рио. Фесуненко со смехом рассказывал, что отбился от нападавших зонтиком – ударил по голове одного-другого, выругался на португальском, и грабители разбежались. Саму Бразилию он называл «страной завтра», где «все дела перенесут на потом».  «Но помереть хотелось бы именно там, — резюмировал «русский папарацци» в одном из последних интервью. – Жаль только, что дорого, долго, и жена не захочет на это тратиться».

Игорь Фесуненко умер в Москве в возрасте 83 лет в 2016 году.

Автор: Михаил Боков

Понравился материал? Подпишись на «ПЛЕЙМЕЙКЕР»
Подписывайтесь на наш Яндекс.Дзен Подписаться
Подписывайтесь на наш Telegram - канал Подписаться
Telegram

Подпишитесь и держите руку на пульсе

Бесплатные прогнозы, ссылки на трансляции, новости спорта и многое другое в нашем Telegram канале