Новый возрастной ценз в фигурном катании - это заговор против России или разумная мера? | ПЛЕЙМЕЙКЕР

Новый возрастной ценз в фигурном катании — это заговор против России или разумная мера?

Тутберидзе

Предложение повысить допустимый возраст фигуристов до 17 лет уже внесено в повестку конгресса ISU, который состоится летом 2022 года в Таиланде. Кому это нужно и к чему приведет?

Правила старые и новые

По ныне действующим правилам на Олимпиады, чемпионаты мира и прочие «взрослые» международные соревнования фигуристы допускаются с 15-летнего возраста. Причем только те, кто достиг его до 1 июля перед началом соответствующего сезона, — родившимся позже приходится ждать еще год.

Теперь эту границу предлагают повысить: до 17 лет в одиночном катании и до 16 – в парном и в танцах на льду. Инициатива исходит от норвежской национальной федерации, которая уже поднимала данный вопрос два года назад, но тогда все карты смешал коронавирус. Конгресс на острове Пхукет, изначально запланированный еще на лето 2020-го, дважды переносился из-за пандемии и при последнем переносе его повестка была «обнулена». Поэтому Норвегии пришлось вносить свое предложение заново.

В нынешней редакции там написано: ценз надо поднять не со следующего сезона, а с 2023/24, и в первый год предусмотреть исключение из него — для фигуристов, которые не достигнут 17 лет к моменту введения новых правил, но успеют по старым выступить на чемпионате мира, Европы или четырех континентов. Олимпиада не включена в этот список потому, что даже самым юным, 15-летним участникам Игр-2022 в Пекине – например, Камиле Валиевой – к лету 2023-го в любом случае исполнится 17.

Тема ценза возникла исключительно из-за женского катания. В остальных видах он не столь важен, так как фигуристы выходят на пик карьеры в более позднем возрасте. Даже такие уникумы, как Юдзуру Ханю и Нэйтан Чен, начинали побеждать в 18-19 лет. У девушек же доминируют школьницы «от 17 и младше» — им физиологически легче даются четверные прыжки, от которых сейчас зависит почти все.

Возраст победительниц главных турниров сезона в женском одиночном катании

ТурнирЧемпионкаВозрастСезон*
Чемпионат мира-2021Анна Щербакова (Россия)162-й
Финал Гран-при-2019/20**Алена Косторная (Россия)161-й
Чемпионат мира-2019Алина Загитова (Россия)162-й
Олимпиада-2018Алина Загитова (Россия)151-й
Чемпионат мира-2017Евгения Медведева (Россия)172-й
Чемпионат мира-2016Евгения Медведева (Россия)161-й
Чемпионат мира-2015Елизавета Туктамышева (Россия)184-й
Олимпиада-2014Аделина Сотникова (Россия)173-й

* Сезон во «взрослой» возрастной категории. ** В сезоне-2019/20 чемпионат мира был отменен из-за эпидемии коронавируса.

Конвейер Тутберидзе

Как видите, шесть последних лет мировой трон удерживает российская школа Этери Тутберидзе. Ее воспитанницы – Медведева, Загитова, потом трио Трусова-Щербакова-Косторная — захватывали лидерство в первый же «взрослый сезон», удерживали его два года, но с приходом следующего суперпоколения 15-летних сходили со сцены.

Сегодня эта история повторяется опять — уже с Валиевой, которая осенью, едва успев перерасти ценз, намного улучшила все мировые рекорды и явно идет на олимпийское золото Пекина. А за ней ждет своей очереди целая толпа из 13-14-летних россиянок, доминирующих в юниорских соревнованиях. Кабы финал Гран-при-2021 в Осаке не отменили, наши преобладали бы как в старшем турнире, так и в младшем – в обоих случаях наши взяли пять мест в финале из шести возможных.

Посему грядущее повышение ценза у нас многие восприняли, как чисто антироссийскую меру, — если хотите, как некий заговор. Определенная доля правды здесь есть. Долгое доминирование одной страны не идет на пользу никакому виду спорта — будь то фигурное катание, художественная гимнастика или, скажем, прыжки в воду с их китайской «монополией». В подобных случаях мировой интерес зрителей и спонсоров неизбежно начинает падать, а без денег и болельщиков большого спорта в наше время нет, для него это смерть. Немудрено, что сплошные победы российских девушек вызывают тревогу везде, кроме нашей страны, — включая, естественно, коридоры ISU.

Тарасова – среди «заговорщиков»

Более того, следы «заговорщиков» вдруг обнаружились и в России! Мнения наших специалистов по поводу ценза разделились и некоторые из них, включая саму Татьяну Тарасову, тоже высказались за повышение возрастного барьера. Значит, какое-то здравое зерно там действительно есть и надо разбираться всерьез – вместо истошных патриотических воплей и издевательств над норвежцами, которые, дескать, лезут не в свое дело.

Татьяна Тарасова
Татьяна Тарасова поддерживает повышение возрастного ценза. Фото: globallookpress

Конечно, фигурное катание — не лыжные гонки. Здесь медалей Олимпиад и ЧМ Норвегия не видела аж 85 лет, со времен Сони Хени, а представительство «викингов» на Играх в Пекине будет равно нулю. Но, согласитесь, это не повод перескакивать с сути спора на личность собеседника. Как у Жванецкого: «Какие взгляды на архитектуру может высказать мужчина без прописки?» Вам что, было бы легче, если бы новый ценз предложили Япония или США? Наоборот, уж их-то точно обвинили бы в погоне за конкретной выгодой! И кто сказал, что «нефигурная» (но при этом очень спортивная) страна не может выступить с дельной инициативой?

В общем, давайте-ка по существу, без истерик. Разбираемся: что именно должен изменить повышенный возрастной лимит?

Миф о несчастных девочках

Зарубежные сторонники реформы много говорят о здоровье спортсменок. Мол, несчастных русских девочек лишают детства, корежат организмы колоссальными прыжковыми нагрузками, а потом, когда наступает пубертат и они перестают крутить четверные, их выкидывают во взрослую жизнь без профессии, как отработанный материал.

Звучит так красиво, что впору разрыдаться. Однако на самом деле «девочки» — вовсе не такие несчастные. К 18 годам, когда большинство сверстниц «и есть никто, и звать никак, они становятся обеспеченными знаменитостями с кучей вариантов для дальнейшей карьеры. Хочешь – учись на тренера или хореографа, хочешь – катайся в ледовых шоу, а хочешь – снимайся в рекламе и пробуй силы на ТВ, как делают те же Загитова с Медведевой.

Да, фигурное катание — очень травматичный вид, переломы здесь случаются сплошь и рядом. Но ведь любой профессиональный спорт – это не про здоровье, не так ли? Что на ледовом катке, что на гимнастическом помосте, что на футбольном газоне.

Так что медицинский и социальный факторы мы, пожалуй, вычеркиваем. Они явно преувеличены. Остается одна проблема — «одноразовость» чемпионок, которые вспыхивают на год-другой, чтобы тут же погаснуть, уступив место новым. При таком конвейере публика просто не успевает никого толком полюбить, и появление истинных суперзвезд калибра Ханю (или, допустим, Месси), на которых держится спортивный бизнес, в женском катании становится невозможным.

Это действительно плохо, тут сомнений нет. Но возникает следующий вопрос: а вы уверены, что новый лимит решит данную проблему?

Шило на мыло

Возьмем те же последние годы «царства 15-леток» и прикинем: что там изменилось бы при повышенном цензе, который предлагают сейчас? Скажем, Олимпиаду в Пхенчхане тогда, видимо, выиграла бы Медведева, а не Загитова. Однако смена первой на вторую, похоже, все равно случилась бы — только позже, в 2019-м, когда Алина пришла бы во «взрослое» катание. В этом случае ее целью были бы следующие, пекинские Игры, — но целью не очень-то реальной. Из-за ТЩК, которые ворвались бы на мировую арену не два года назад, а сейчас, нынешней осенью.

Медведева Загитова
При новом возрастном цензе Алина Загитова не смогла бы встать на пути у Евгении Медведевой на Олимпиаде в Пхенчхане. Фото: globallookpress

Получается шило на мыло: тот же конвейер со сдвигом на пару лет вперед. Причем сбой в нем может произойти лишь в одном случае — если какое-то звено выпадет из цепочки. То есть, «реформаторам» нужно, чтобы Загитова, Щербакова или Валиева исчезли, сдулись до достижения 17-летнего возраста и тем самым продлили период «правления» предыдущий чемпионки, так что ли?

Выходит, что так. И вот это уже по-настоящему жестоко, это не мелодрама про «несчастных русских девочек»! Плюс, разумеется, пострадает чисто спортивная составляющая: при повышенном лимите младшие соревнования станут элементарно сильнее взрослых, и новые Валиевы примутся бить рекорды не на Олимпиадах, а на этапах юниорского Гран-при. Даже если их начнут душить низкими оценками за компоненты, это вряд ли поможет — прогресс не остановить.

Резюмируем. Да, синдром одноразовых чемпионок существует, но лечить его предлагают сомнительными средствами. Вместо исцеления болезнь хотят загнать вглубь, от чего — любой врач подтвердит — пациенту если и полегчает, то ненадолго.

Пик возможностей фигуристки-одиночницы наступает в 15, максимум 16 лет — сегодня это неоспоримый факт, спорить с которым просто глупо. А резерв для перемен к лучшему здесь кроется в другом направлении – в продлении этого пика. И, кстати, в России его уже пытаются продлевать, все успешнее и успешнее. Туктамышева в неполные 25 вовсю прыгает тройные аксели, а Щербакова с Трусовой по-прежнему крутят четверные, хотя уже проскочили 17-летний барьер. Еще пара таких сезонов, и вопрос может сняться сам собой — естественным, эволюционным путем. Без беготни впереди паровоза и спорных экспериментов с возрастными лимитами.

Понравился материал? Подпишись на «ПЛЕЙМЕЙКЕР»
Подписывайтесь на наш Яндекс.Дзен Подписаться
Подписывайтесь на наш Telegram - канал Подписаться
Telegram

Подпишитесь и держите руку на пульсе

Бесплатные прогнозы, ссылки на трансляции, новости спорта и многое другое в нашем Telegram канале